Знойный август

одесские пейзажи фото

Знойный август. По дороге, вдоль скромных домиков и вполне приличных особнячков, идёт совершенно удивительная компания из четырех человек. Впереди идущий, молодой человек, одетый вполне прилично, он несёт футляр для трубы. За ним идёт толстая тётка, в тельняшке, поверх которой  одета тонкая блуза, странного цвета юбка и тёплые чулки, подвязанные резинками поверх колен. Она несёт огромный барабан с тарелками. За толстой тёткой важно шагает молодой человек возрастом от 16 до 25 лет. Он одет в короткие брюки, белые носки (не совсем  чистые) и рыжие сандалии. Но главное, он был в пиджаке, белой рубашке и при бабочке. У него в руках скрипка.  За этими тремя, мелкими шажками, бежал тощий мужчина, одетый в растянутую футболку и спортивные штаны.

«Жора, не отставайте, а то останетесь  без заработка, и Фаничка вам опять наваляет, тогда вам уж точно жизнь мёдом не покажется»

«Да мне и так…»

«Фира, что на Вас одето?»

«Яша, Вам не нравится моя блуза?»

«Нет, блуза зачётная, но почему поверх тельняшки и почему на Вас тёплые чулки? Фира, на улице август!»

«Тельняшка – это моё нижнее БЕЛЬЁ, а без чулок на похоронах не принято, мы люди культурные, понятие имеем»

«Фира, почему Вы опять не бриты?»

«Я брилась, а на груди и спине не видно».

«А усы, Фира, усы»

«Имейте снисхождение к женским слабостям».

«Ладно, пусть так, но какими духами Вы пользуетесь, они сшибают с ног».

«Яша, какие духи? Вполне достаточно освежителя воздуха».

«Хорошо, а почему от Вас так разит чесноком? Мы же договорились, на работе никаких посторонних запахов»

«В чём дело? Я съела пару зубков головку чеснока с мисочкой борща.  Потом чашечку кофе без сахара, ВИ же знаете, я не люблю сладкого».

«Знаю я вашу мисочку, тазик».

«В тазике я купаюсь».

«Почему в тазике, у Вас же есть ванна?»

«Я её сдаю».

«Кому?»

«ДикарАм».

«Боже мой, Жора, почему у Вас синяк под глазом?»

«Фаничка попросила купить гавяжую грудинку».

«И что, на Привозе не было говядины?»

«Была, но я не знал, что гавяжая грудинка и вимя разные вещи».

«Жора вы таки адиёт».

«Дак я знаю».

«Интересно, кем Вы работали раньше?»

«Подводником».

«Кем, кем?»

«Я по Одессе, на подводе, трапки возил».

«Господи, хорошо, что хоть с Сеней всё нормально. Всегда готов, всегда на месте. Только скажите, почему на Вас такие коротенькие бруки и из пиджака Ви давно вирасли?»

«Мама сказала, что купила мне этот шикарный костюм на вираст, а я ещё не вирас».

«Сеня, я, конечно, уважаю Вашу маму, а такой кофе, как варит она, не варит ни один одессит, но нельзя так издеваться над своим ребьенком, с момента его зачатия и до совершеннолетия».

Компания остановилась напротив вполне приличного особняка и позвонила в дверь. На порог вышел крупный мужчина и в недоумении осмотрел странный коллектив.

«Вам кого?»

«Мы не опоздали? Знаете конкуренция, да я вижу Вам ещё гроб и венки не привезли».

«Кого хороним?»

«Как? Вы, что не в курсе? Ваша тёща усопла».

«Боже, слава тебе Господь, слава тебе, аминь, аллилуйя, спасибо тебе, спасибо».

Мужчина поворачивается, чтобы уйти, но Фира разворачивает его одним движением руки.

«Так, когда играем Вашу тёщу?»

«А я знаю?».

«Давай уже, выноси, мы её по-быстрому отыграем, закопаем, ты с нами рассчитаешься и дело с концом».

«Яша, я хочу кушать, мама сказала, что нас тут покормят, у меня, кроме маминого кофе, ничего во рту не было».

«Почему я должен вас кормить?»

«Мне так мама сказала».

«Так, давайте сюда тело, у нас мало времени».

«Да нет никакого тела».

«Тело щас будет».

«Фу, Фира, стоять, Вы ещё за инвалида не рассчитались».

Фира прижала мужчину к груди, и он стал потихоньку скулить.

«Знаете, Яша, его никто не просил лежать под моей подстилкой, я на него чуть-чуть слегка присела».

«Ничего себе слегка, перелом позвонка в трох местах. А, кстати, как он там? Он же сейчас у вас живёт?».

«Да, я сдаю ему туалет».

«Какой? У вас нет туалета, у вас уборная на улице».
«Правильно, её то и сдаю».

«А если кому-то приспичит?».

«Мы вывозим его на погулять, а Сенечкина  мама варит ему кофе. Яша, в конце концов, я женщина и мне нужен мужчина, Вы же не хотите у меня жить».

«Фира, у Вас жить невозможно. Вы каждый день жарите бычки, они пахнут, я так не могу».

«Вся Одесса жарит бычки, вся Одесса пахнет рибой и вся Одесса может, а Вы нет. Кто вас так разбаловал, Яша?»

«Женщины, я красивый, они меня любят».

Мужчина, прижатый к Фириной груди, начинает громко рыдать.

«Тётенька, отпустите меня, я заплачу. Сколько надо?»

«По пятьдесят гривен каждому».

«Жора, Вы дурак».

«Я знаю».

«По пятьдесят им, мне сто, я их художественный руководитель».

Мужчина достаёт деньги.

«Скажите, а тёща то жива?»

«Моя — да, а ваша, я не знаю».

Мужчина понуро побрел в дом.

Яша обнял Фиру за плечи.

«Фира, ну чтобы я без Вас делал. Вы моё секретное оружие».

«Яша, кого хороним завтра?»

«Мы сейчас идём к Сенечкиной мамочке на кофе с мороженным, а на завтра у меня уже есть адресок».

Компания весело шла с похорон в свой одесский дворик. Каждый зарабатывает, как умеет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.