Оборудование для переработки металлолома.

Мне нравится продавать оборудование для заготовки металлолома. Нет ничего случайного в этом мире. Все происходит по какому-то непонятному стечению обстоятельств. Но если действительно чего-то хочешь, то это обязательно происходит с тобой. С оборудованием для переработки металлолома все произошло наоборот. Я не знал ничего об этом оборудовании, да и вообще для меня было открытием, что есть такой вид бизнеса, как заготовка лома. Еще со школьных времен я знал, да и сам участвовал в заготовке вторсырья. Помню, как по субботам мы ходили по квартирам и собирали макулатуру, и соревновались классами, кто больше соберет. Точно так же заготавливали лом. Да, это не те масштабы, но я надеюсь, стало понятно, на каком уровне были мои знания в этой области. Что привело меня к этому оборудованию? Железо. А именно — штанга. Я очень увлекся пауэрлифтингом, я получал несказанное удовольствие от поднятия тяжестей. Думаю, это и послужило связующим звеном. Ну а столкнувшись с металлоломом, я на уровне подсознания понял, что это моё. Мне нравится продавать оборудование для переработки металлолома. Мне нравятся пакетировочные пресса весом 20 тонн, мне нравятся пресс-ножницы весом 50 тонн. В этом что-то есть незыблемое, то, что само по себе уже обладает немалым весом в этом мире, и к этому всему еще и обладает собственной силой, и сила эта достигает тысяч тонн. Занимаясь пауэрлифтингом я четко уяснил для себя, что сколько не тренируйся — кран все равно больше поднимет. Скорее всего это мне и понравилось в оборудовании для переработки металлолома, что обладая собственным весом в 50 тонн, пресс-ножницы могут развивать усилие в 2000 тонн, это в 40 раз больше их собственного веса! Это то, что касается оборудования. Это важный фактор, но не основной. Основным фактором стали клиенты, заготовители металлолома. Я в первый раз столкнулся с такими людьми. Что в них особенного? Они незыблемы и надежны как и оборудование, которым я занимаюсь. Они незыблемы как тысячи тонн металла, которые проходят через их заготовительные площадки. Можно на пальцах одной руки пересчитать отрасли, где практически все участники настолько надежны. Для меня это было откровением. Настоящим откровением. Общаясь с ними по телефону, я получал колоссальное удовольствие. Это не всегда был печатный язык, признаюсь, но мы ведь не из пансиона для благородных девиц. А жизнь такая штука, что иногда без крепкого словца и не выразишь всей гаммы переживаемых чувств. Был только один негативный случай, и источником этого негатива оказался я. Не как человек, а как представитель компании. Я подвел одного человека с пакетировочным прессом. Хотел как лучше, а получилось как всегда. Так мне хотелось, что бы этот человек получил заказанный пресс побыстрее, что я договорился с другим клиентом об обмене очереди. Т.е. Андрей, а именно так его звали, получил свой пресс вне очереди. И уж надо было так сложиться обстоятельствам, что пришедший пресс был ненадлежащего качества. Ничего криминального, рабочий, комплектный, но внешний вид у него был не конфетный. Я уж не знаю, какая там запарка вышла на заводе, и кто в то время контролировал качество выпускаемой продукции, но это был явный «залет». Я конечно же извинился перед Андреем, но думаю, что он тогда не готов был простить. В очень скором времени я уехал в другую страну, открывать представительство компании, а этот злополучный пресс до сих пор меня преследует в мыслях.
А потом спад, а потом кризис очередной, и я отошел от этого оборудования. Занялся более оборачиваемым и продаваемым товаром, но желание вернуться в эту отрасль не покидало меня. И вот, когда я принял окончательное решение возвращаться к оборудованию для переработки металлолома, мне поступило предложение от того самого завода, с продукции которого и началось мое увлечение металлоломной отраслью. Теперь я представляю завод «Ваншида» в Украине. Никаких посредников. Склад запчастей. Цены завода-производителя. А с некоторых пор еще и рассрочку выбил у хозяина завода. Теперь своим клиентам я могу предложить часть стоимости пресс-ножниц оплатить в течении 6 месяцев. Таким образом я максимально удешевил стоимость оборудования. Теперь новые пресс-ножницы, с гарантией 12 месяцев, с 6-ти метровой камерой прессования и усилием реза 630 тонн, можно приобрести всего лишь за 225 000 долларов, а остаток пресс-ножницы отрабатывают сами. Ведь резанный металл стоит дороже, чем пакетированный. Вот и выходит, что пресс-ножницы с лихвой перекрывают сумму рассрочки. Ну а цель у меня сейчас одна — я хочу заменить все пакетировочные пресса в Украине и ближнем зарубежье на качественные и дешевые пресс-ножницы «Ваншида». Все очень просто)

Please follow and like us: